travka (yooo) wrote,
travka
yooo

Про жизнь


((via Liuba Devyatkina, фото взяла у daseiner)

Я хочу, чтобы мой мир снова выглядел вот так. Как на этом фото. Хотя бы.

Когда-то друг Маруся рассказала мне вкратце сюжет из мультика. Про трех сестричек.
У всех трех были дары. Одна понимала язык птиц и зверей, другая умела готовить из ничего и щепотки воображения, ну или типа того, а третья считала, что ей не повезло. Потому что была абсолютно обычной девочкой, и единственное, что она умела - это сворачивать язык трубочкой. Нелепо и глупо, но это было единственное, что хоть как-то могло сойти за особенность. Ну какой же это дар, в самом деле!
Сюжет там делал какие-то сложные повороты,  две талантливые сестрички уже много раз применили свои дары. А сестричка с языком-трубочкой стояла на подхвате, и чувствовала свою бесполезность особенно остро. Пока они не пришли в такой город - в который пускали только тех, кто... ну, понятно. И попасть в этот город надо было обязательно, и вот тут-то и пригодился язык-трубочкой. 

Вот. Фото к этому посту и язык-трубочкой - почти исчерпывающий рассказ про мой мир. Про то, что мне кажется действительно Важным.

У меня есть друг Марта. В ней даров - на сотню тысяч братьев сестер, рассказать невозможно, столько всего, чем я восхищаюсь и утешаюсь. Да и рассказывает Марта так, как мне и не снилось.
Но вот когда мне, моими корявыми словамихочется рассказать про Марту, про то, что меня восхищает больше всего, то даже у себя в голове я рассказываю так:

....когда-то давным-давно мы большой компанией шли из ЦДХ к дому Тани Хейн. Шла большая компания невероятно прекрасных, то есть каждый человек в компании этой был - как все три сестрички: и то, и это, и еще язык-трубочкой.
Но погода была не очень, серый такой день и ветер, и немного все устали, и хотели уже скорее в тепло, и разговоры разговаривать было не очень удобно на ходу, и вообще.
Вот бредем мы, переступаем лужи, и вдруг Марта остановилась.
Достала из сумки старинную фотомыльницу и изготовилась снимать. Тут надо понимать, что вокруг не было решительно ничего, достойного даже чтоб остановиться. Не то что снимать! Серый асфальт, серый свет, на асфальте - лужа, в морду ветер. Компания наша шла впереди, а я остановилась рядом и тупо уставилась туда, куда смотрела Марта и ее мыльница.

- Смотри, какой гном! - сказала Марта.

...и я увидела. Там, на асфальте, был самый настоящий гном. Не узнать гнома при встрече с ним - практически невозможно, это знает всякий, кто хоть одного гнома видел! Он там был. Но все шли мимо, и его не замечали. Кто-то даже его аккуратно  переступил, чтобы не запачкать ботинки.
Гном так же не вписывается в картину мира у метро Октябрьская, как часы с кукушкой в барсучью нору. Но гном бывает и там, он там и был, и всего-то и делов: его увидеть. Лужа, асфальт, пара трещин. Язык-в-трубочку сверни, видишь? - вижу!, пошли дальше. И мир вокруг - нет, не стал менее метро Октябрьская, он стал просто немного иным, чем без гнома. На мой взгляд - лучше, хоть это не очень правильное слово. Но пусть так.

Нет дара ценнее. чем видеть то, что не видно другим. Но тем, кто видит, нужно с кем-то делиться. Что толку, если видишь тройную радугу над воздушным замком - если некого ткнуть в бок и спросить без слов: ты тоже это видишь? Не для проверки ощущений. А чтобы было с кем поделиться. Чтобы случайная радость множилась в том, кто сумел сам увидеть и в том, кому смог показать. 

Есть люди, которые видят мельницу даже там, где стоит самый настоящий воздушный замок. Радуги не видят никогда, смотрят не туда. Таких людей довольно много,  рассказывать им про воздушные замки, и даже копьем пальцем в замок ткнуть - невозможно: они все равно  в уме оценивают мощности мукомольного производства и целесообразность строительства хлебзавода в непосредственной близи. От замка. Который воздушный. Который - вот он, ну вот же замок, башенки, арки, ну как же ты не видишь?
Не видят. Ну и не надо. Самое противное в пансаистах это то, что только их картина мира считается правдой. Я ее про себя называю правдычкой.
Ту правду, в которой есть гномы, говорящие вороны, волшебные замки, тройная радуга, люди с их умением понимать язык птиц и собирать травник в парке Горького, и вообще все то, что меня радует в этом мире, они называют враньем. В лучшем случае - фантазией. В самом лучшем - глупостями и ерундой.
Блин, какие фантазии! Посмотрите на фото - что вы видите?! То-то. Это не отменяет хлебзавода. Это просто так надо, чтобы помимо мельницы, жерновов и пыльных мешков - что-то еще. Для равновесия сил, для правильного мироощущения, для того, чтобы не ходить, как будто пыльным мешком по башке все время бьют - нужно, чтобы было что-то еще.

Среди тех, кто особенно дорог мне - как раз те, кто видеть могут. Это не то же самое, что жить в мире иллюзий и смотреть на него сквозь розовые очки. Как раз самое важное - это видеть там, где все кажется серым. Забор хлебзавода при мукомольной фабрике - увидеть так, чтобы можно полюбить. Или хотя бы рассмеяться. Или хоть немного разбавить серое - ярким. 
На ловца, как известно, и зверь бежит, и птица летит, и гномы, и замки из воздуха материализуются.  Что не отменяет важности хлеба, кстати. И наличия множества пыльных мешков.

Вот с Мартой, например - мы как-то гуляли по Городу О, и я ныла - как его тут и там убивают и как он умирает сам. Подходим к тому месту, которое мне болело особенно сильно - а там, таки да, забор, вчера был безнадежный и серый, и за ним явно собирались убивать очередной прекрасный двор.
Подходим мы, значит, я картинно показываю - ну вот, смотри какие гады - а весь забор разрисован какими-то волшебными штуками, уж не помню, какими. И на нем - абсурдное безумие и смешные надписи. А за забором - ремонт, и ясно: тут не убивают, а совсем наоборот, спасают кусочек Города О.
И я не знаю, что тут курица, а что яйцо: то ли в мире есть еще много прекрасных незнакомцев, которые видят так же и думают так же, и за ночь умеют вот так все изменить и раскрасить забор... или то, что есть такие, как Марта - и этот придурочный мир  подстраивается под их картину мира, и в спешном порядке выкрашивает серое в яркое, пишет смешное на заборах и чинит то, что сломал. Исправляет, в общем, допущенные ошибки и извиняется за причиненные неудобства. 

Я не люблю тех, кто считает - что мир плох и всегда ждут подвоха. Не люблю пессимистов: они никогда не проигрывают и портят любую игру, даже ту, где нет никаких выигрышей. Не люблю, когда не замечают хорошее и фокусируются на плохом. Не люблю, когда чей-то дар остается неоцененным, а  хорошее - незамеченным.

Не люблю пансаистов, которые в упор не видят воздушных замков, зато всюду им мерещатся мельницы с жерновами.
Мне кажется, что мир идет им навстречу, оправдывает их ожидания. Включая самые плохие. Как в анекдоте про ангела-хранителя в трамвае: да что ж за желания такие дурацкие! и все время - одни и те же.

Может, их таких больше, и они тут напридумывали вот эти заборы, вот эти фонари и аптеки, и тот бесконечный наёбрь, который у меня со вчера в окне показывают. С теми, кто убежден в том, что мир скорее плох, не надо спорить. Пусть живут, как хотят, в том аду, который сами и намечтали.

Но чтобы мир хоть как-то привести в равновесие - нужны другие. Те, кто снимают фото, которым я пытаюсь украсить эти бессмысленные корявые слова. Те, кто видят гномов. И для кого любой серый забор за ночь раскрасят и подпишут. Те, с кем говорят дети такими словами, что во всей взрослой мудрости их не найти. Кому улыбаются статуи. Кому рассказывают притчи таксисты. На кого в городском парке выходит олень. Кто может из полена выточить говорящего мальчишку, а на балконе вырастить розы и поставить оранжевый зонт.

Пусть будет хотя бы нелепо, абсурдно, странно. Но только не скучно, пожалуйста! Пожалуйста, не жутко. Только не безнадежно. Нужны просветы и внезапные переходы от этого пансаистского унылого мира  - к невероятному. Потому что жизнь круче любого вымысла, она именно тогда жизнь, когда невозможно рассказать о ней. Иногда невозможно, потому что не хватает слов, а иногда - потому что все время нужно оговариваться: ей-богу, не вру! Я все это видел своими глазами. 

Вот это и есть тот самый маленький дар, дар скручивать язык-в-трубочку. Ни для чего, просто чтобы как-то разнообразить правдычкуЭтот дар может быть одним из многих других, более полезных и осмысленных. Но без этого умения видеть, без языка-в-трубочку, который вроде как ни для чего, просто-так - тут невозможно жить. Совсем!

....у меня, кажется, заканчивается (ооо, как я на это надеюсь!) жуткий период жизни. В какой-то момент я разучилась видеть абсурдное, родное, свое - в этом мире. Вот такое, как на фото выше.

Сперва было просто серо. Мир замолчал, чудес, даже маленьких, не стало. Где-то шла волшебная Жизнь, но мне от нее почему то осталась только первая буква Ж, а остальные складывались совсем в другое слово.
Я что-то бегала, металась, пыталась искать, заглядывать всюду, напрягала глаза. На миг находила, теряла снова, погружалась в серое, снова барахталась в поисках, за что бы глазу зацепиться. Все пыталась свернуть язык-в-трубочку. А он перестал сворачиваться! И это, кажется, длилось целую вечность. Гроб хрустальный, только пыльный: что-то видно, конечно, но явно не все.
Оставалось только читать и слушать своих, тех, у кого остался нехуевый, а тот-самый, взгляд на жизнь как на чудо. На возможность чуда. И кто продолжал об этом своем говорить, писать, снимать и рисовать. 
 
А потом...потом  мой маленький дар вдруг вывернулся наизнанку. И  вместо того, чтобы видеть прекрасно-странное, или абсурдно-странное, я стала видеть кошмары. Наяву. Как будто все уродство, боль, ужас мне решили продемонстрировать оптом. И раньше бывало, но не таким сплошным потоком, от которого стало попросту страшно выходить на улицу.

Не знаю, что это такое было. Но там, где раньше мне встречался воздушный замок, стали попадаться даже не мельницы, куда там, стали попадаться виселицы, танцующие скелеты, искалеченные и измученные люди, больные дети и всякая еще мракота. Вполне, увы, реальная. И продолжалось это до тех пор, пока вся боль этого мира не сошлась в одну точку, и точка эта оказалась у меня внутри. 

Единственное, что я сумела вынести из этого ада живым - это веру. Веру в то, что мир - это не то, что сейчас мне постоянно  попадается на глаза, вываливается, как скелет из пыльного шкафа и валится на голову, как бетонная плита. Что есть еще в этом жутковатом мире то, ради чего только и стоит жить. Что в нем еще много того, что стоит увидеть. А вся та жуть, которая попадалась на глаза и от которой хочется их закрыть навсегда  - это еще не все, чем можно этот мир описать. 

Найдутся еще у мира для меня истории, которые невозможно рассказать, потому что никто не поверит - что так бывает взаправду. Если уж родился с нелепым, почти ни для чего не нужным даром - сворачивать язык трубочкой, видеть прекрасное там, где ему вроде как не место, встречать людей, которыми можно искренне, от всей души, восхищаться, попадать в истории, которые кому-то могут стать сюжетом, то этот дар нельзя потерять насовсем.

Вот и фото нашлось. Кто-то же снял его, другой - у себя запостил, а третий увидел в нем целый мир.
Например, мой. На это вся надежда.

Subscribe

  • Символ веры

    Прежде, чем стать профессиональным дайвером в системе PADI, новобранец проходит обязательные курсы. И практику после них. Один из таких курсов, за…

  • О Федоре и о себе

    Хорошо, что внимание у меня - как у птенца, и отвлечь несложно. Только хотела написать злобное рр про мерзких мудаков (тм), как решила, что сначала…

  • Вишнёвый сад. Акт 3, с прологом и эпилогом

    Когда семья городских людей переселяется за город, они предвкушают. Предвкушения эти совершенно не меняются: хоть сто лет назад, хоть сегодня - они…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Символ веры

    Прежде, чем стать профессиональным дайвером в системе PADI, новобранец проходит обязательные курсы. И практику после них. Один из таких курсов, за…

  • О Федоре и о себе

    Хорошо, что внимание у меня - как у птенца, и отвлечь несложно. Только хотела написать злобное рр про мерзких мудаков (тм), как решила, что сначала…

  • Вишнёвый сад. Акт 3, с прологом и эпилогом

    Когда семья городских людей переселяется за город, они предвкушают. Предвкушения эти совершенно не меняются: хоть сто лет назад, хоть сегодня - они…